Шаровка. Жизнь усадьбы и парка в послевоенное время

В наше время Шаровская усадьба и парк являются, пожалуй, одним из самых посещаемых туристических мест Слободской Украины. Краеведы пишут о них заметки, фотографы не устают фотографировать, а экскурсоводы практически круглый год возят туда туристов.
Благодаря этому правдивая и не очень информация об этом месте до 1917 года становится более-менее известной. Однако история Шаровка в послевоенное время не менее интересна. Хоть нет в ней вымышленных баронов и легендарных сахарных горок, она дает нам ответ на вопрос ― почему то, что мы видим сейчас, сохранилось до наших дней, и какие усилия для этого были приложены.

Фото Инны Роменской

Начнем с того, что первые упоминания о Шаровской усадьбе и парке мы видим в документах Харьковского областного отдела по делам архитектуры только в 1953 году, в «списке памятников по городу Харькову и Харьковской области, подлежащих обследованию».
Раньше до Шаровки, увы, просто не доходили руки ― все усилия и финансы в Харькове и области, приходивших в себя после двух немецких оккупаций, были направлены на спасение и реставрацию более значимых архитектурных объектов (о них я напишу в следующих материалах). Но лишь в 1955 году заместитель начальника Харьковского областного отдела по делам архитектуры Фролов нашел возможность написать заместителю начальника управления по делам архитектуры при совете министров УССР следующее:

«Сообщаем по Вашему запросу следующие сведения о парках Харьковской области, которые могут быть взяты на учет…
…Парк в  с. Шаровке, Богодуховского района, принадлежит к числу наиболее выдающихся в Харьковской области. Разбивка парка и застройка усадьбы /б. Кенига, сахарозаводчика/ относится к концу XIX века. Парк занимает площадь свыше 20 га, примыкающую непосредственно к лесному массиву. Парк в центральной усадебной части располагается на пересеченной местности, которая удачно обработана в виде террас, со спусками, лестницами, балюстрадами, мостиками и разными сооружениями. В целом Шаровский парк принадлежит к пейзажному типу с разнообразными лиственными породами. Сохранились обширные оранжереи. Кроме того, сохранились многочисленные здания, бывшие раньше питомниками для обезьян, для фазанов и пр. На площади парка расположены три больших проточных пруда на разных уровнях.
Парк и усадьба несомненно заслуживают внимания и должны быть взяты на учет, как памятник архитектуры».

Также начальник Харьковского областного отдела по делам архитектуры В. Корж писал председателю областной плановой комиссии В. Ф. Луценко:
«На ваш запрос об архитектурной ценности зданий и сооружений Шаровского туберкулезного санатория сообщаю, что:
1. Здания Шаровского санатория как исторические и архитектурные памятники особой ценности не представляют, так как они построены в начале ХХ века в ложно-готическом стиле.
Однако по планировке и расположению в парке весь комплекс весьма интересен и, безусловно, заслуживает серьезного внимания и восстановления его  в прежнем виде.
Надо отметить, что строения и парк очень запущены и требуют неотложного ремонта.
2. Парк и парковые сооружения при санатории представляют прекрасный образец паркового искусства, и поэтому нами в июне месяце сего года послано представление в Управление по делам архитектуры при Совете Министров УССР с целью взятия парка на государственный учет».

В итоге через некоторое время в силу своей исторической и культурной ценности только Шаровский парк террасного типа конца XIX века был включен в список памятников архитектуры. А вот усадьба, увы, нет.
Однако лишь в 1959 году по предложению начальника главной государственной инспекции и строительного контроля УССР было сделано первое за послевоенное время детальное обследование Шаровского парка.
О техническом состоянии зеленых насаждений и о дендрологическом составе читаем следующее:
«Парк тубсанатория «Шаровка» заложен в ландшафтном стиле. Расположение насаждений куртинное. Преобладают куртины хвойных, хотя в общем количестве хвойные составляют всего 10-12%. Имеются также аллейные посадки. Количество видов и форм ― 123. Из них хвойных ― 12, лиственных ― 111, кустарники представлены 46 видами.
Возраст насаждений ― в среднем 50-60 лет. Отдельные экземпляры дуба, около 20 штук, имеют возраст 250-300 лет. Имеется одно дерево дуба, возраст которого определяется в 500 лет.

Насаждения находятся, несмотря на некоторый уход, в запущенном состоянии и требуют прочистки. Вследствие поврежденных ильмовых голландской болезнью образовалось значительное количество сухостоя, который необходимо убрать».

Из документа «исторические сведения», составленном в то же время об усадьбе и парке, узнаем, что сам парк был заложен в 1903 году на месте лесного участка и старого плодового сада. Общая площадь его составляет 30 га. Видовой состав в годы после закладки парка ― около 300 видов и форм древесных и кустарниковых растений. Однако за годы гражданской войны он сократился до 160 видов. До 1917 года Шаровка принадлежала Кенигу. Затем с 1917 по 1924 в ней размещались: селекционная станция, дом отдыха, госпиталь, детская колония.
«С 1924 года и по настоящее время парк находится в ведении тубсанатория «Шаровка».
Ливневая канализация почти разрушена. А существовавшая ранее оросительная система к 1959 году пришла в полную негодность».
По всем 123 оставшимся в Шаровском парке древесно-кустарниковым растениям был сделан  детальный список.

А также — план территории.

На благоустройство и восстановление парка и памятников архитектуры «Шаровка» составили смету на общую сумму 233 008 рублей. Среди 21 пункта наименования работ там были, например, такие:
— Очистка парка от сушняка и дикорастущих кустарников на площади 1 гектар;
— Устройство дамбы у пруда и очистка его от ила;
— Устройство щебенчатых дорожек садового типа;
— Устройство тротуаров и площадок у замка;
— Вывоз строительного мусора и земли;
— Устройство деревянных садовых скамеек;
— Посадка нового парка на месте вырубленного, вымерзшего и усохшего;
— Ремонт горловин водосточных ливневых колодцев.

Полную сумму, естественно, в то время не выделили. Но, по мнению харьковских архитекторов, в  1966 году состояние Шаровского парка было оценено как удовлетворительное.
В следующем году (1967) включили, наконец-то, в список памятников архитектуры и саму усадьбу. Правда, при этом написали о ней в документах так:
«Главный корпус усадьбы в п. Шаровка, с нашей точки зрения, не представляет архитектурной ценности, так как здание построено в самом конце XIX ст. в псевдоготическом стиле. По формам и исполнению не представляет интереса как памятник архитектуры. Здание находится в удовлетворительном состоянии и используется в качестве главного корпуса туберкулезного санатория…»

Техническое обследование построек самой усадьбы в том году проведено не было.

Фото Инны Роменской

А вот в 1968—1969 годы на тему Шаровки разразился настоящий скандал. Совет Министров УССР отметил крайне неудовлетворительное состояние памятников садово-парковой архитектуры Харьковской области, а также отсутствие надлежащего контроля за их сохранностью. Было даже издано специальное распоряжение об усилении контроля за их эксплуатацией, а также полный  запрет на проведение изменений на их территории и отвод площадей под застройку без разрешения Совета Министров УССР. Среди этих объектов оказалась и Шаровка, парк которой, если верить документам, находился в запущенном виде, а состояние усадьбы оценивалось как аварийное.

В свое оправдание председатель исполкома Богодуховского райсовета писал:
«В 1969 году республиканские специальные научно-реставрационные мастерские Госстроя УССР не смогли провести капитальный ремонт в связи с перегруженностью…»
Также он просил выделить на проведение капитального ремонта главного корпуса в 1970 году  сумму в размере 72 000 рублей. Последнее было воспринято положительно, и в сентябре 1969 г. главному врачу туберкулезного санатория «Шаровка» сообщили, что на работы по реконструкции парка и усадьбы в следующем 1970 году все-таки дадут необходимые 72 тысячи.
Отчетов о проведении ремонтных работа в парке и усадьбе за 1970—1971 годы мне, правда, найти пока не удалось. Но из документов от 28 января 1972 г. следует, что до III квартала того года планировалось проведение противоаварийных работ над Голубым залом.
В 1973 году ситуация с ремонтно-реставрационными работами в Шаровке обстояла следующим образом:

Однако все те суммы, которые не всегда удавалось достать на восстановление парка и усадьбы, как вода сквозь песок, уходили в никуда. Видимо, поэтому в  1980 году начальник областного отдела строительства и архитектуры В. Г. Степанов в своей докладной записке о техническом состоянии памятников архитектуры Харьковской области написал слова, актуальные для любимой многими усадьбы и по сей день. Я бы назвал их пророческими:
«В 1975 году Шаровскому туберкулезному санаторию целевым назначением были выделены для реставрации парка 70 000 рублей. Средства были израсходованы, а состояние парка  до сих пор не изменилось».

Специально для Харькова манящего и nakipelo.ua — Антон Бондарев.
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Все самое интересное только начинается.