Об особенностях жизни в прифронтовом Харькове 100 лет назад

Как мы с вами знаем, 1 августа 1914 года Германия объявила войну Российской империи. Еще 14 августа 1881 года Комитетом министров было утверждено «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия».

При введении положения усиленной охраны генерал-губернаторы, губернаторы и градоначальники получали на местах весьма обширные полномочия. Например, право издавать обязательные постановления для предупреждения нарушения порядка и безопасности; право накладывать взыскания; право воспрещать различные народные, общественные и частные собрания и т. д.

С началом войны харьковские губернаторы на основании статьи 26 «Положения чрезвычайной охраны» стали издавать свои «особые постановления», регламентирующие и оказывающие влияние на жизнь как города, так и всей Слобожанщины. Вот некоторые из них.

Уже 3 августа 1914 года читаем:

«Обязательные постановления Харьковского губернатора, изданные для жителей г. Харькова и Харьковской губернии, на основании 26 ст. «Положения чрезвычайной охраны».

ВОСПРЕЩАЕТСЯ:

1) Распитие крепких напитков на улицах, дорогах, площадях и в других открытых местах, в черте усадебной оседлости селений и помещениях крестьянского общественного управления.

2) Появление в общественных местах, в черте усадебной оседлости селений и на проезжих дорогах, в состоянии явного опьянения.

3) Хранение в селениях крепких напитков в помещениях частных лиц в количестве, явно превышающем потребности лиц, населяющих эти помещения.

4) Владельцам домов в черте усадебной оседлости селений вменяется в обязанность не допускать в принадлежащих им помещениях неразрешенной продажи крепких напитков и о производстве таковой продажи немедленно извещать полицию или сельские общественные власти.

16 августа 1914 года от харьковского губернатора последовало следующее предписание:

«В некоторых местностях Империи появились неприятельские воздухоплавательные аппараты, пролетающие нередко вне населенных мест. Обращаюсь к населению Харьковской губернии с просьбою о всяком случае появления и особенно спуска авиаторов немедленно сообщать местной полиции и военному начальству, оказывая всякое содействие чинам полиции по задержанию таких авиаторов и тех аппаратов».

А 29 октября 1914 года в «Обязательных постановлениях» губернатора указывалось, в частности, что:

«…2. Воспрещается продавать сапожные материалы, годные для пошития солдатских сапог кому бы то ни было, за исключением лиц, имеющим на то мое разрешение.

3. Воспрещаются какие бы то ни было сборы деньгами или вещами без особого на то моего разрешения и не иначе как по квитанционным книжкам или в кружки, опечатанные тем учреждением, в пользу которого производится сбор, причем каждый сборщик должен быть снабжен соответственным удостоверением от того общества или учреждения, которым он уполномочен на производство сборов, и удостоверение это должен иметь всегда при себе при производстве сборов. Примечание: Правило это не распространяется на сборы, производимые в храмах с разрешения подлежащего духовного начальства.

4. Лица, учреждения и общества, имеющие или получившие разрешения на производство какого-либо сбора, а равно уполномоченные ими сборщики не имеют права рассылать или развозить билеты на благотворительные спектакли и прочее, и собирать деньги по домам и квартирам, а также производить какие-либо сборы вещами или деньгами на улицах и в публичных местах, за исключением случаев, когда на то будет испрошено особое дозволение…»

4 декабря 1914 харьковский губернатор постановил:

«1) Воспрещается всякого рода чрезмерное повышение цен на предметы, необходимые для военных надобностей.

Виновные в нарушении этого обязательного постановления подвергаются в административном порядке денежному штрафу до 3-х тысяч рублей или аресту до 3-х месяцев, или тюремному заключению на 3 месяца».

С 5 февраля 1915 года:

«Возлагается на каждого владельца сапожной мастерской, а также и каждого сапожника, занимающегося самостоятельно шитьем сапог, изготовлять по две пары сапог в неделю, вполне годных на нужды армии, по цене, установленной Интендантством и определяемой в каждом отдельном случае  местною уездною реквизиционною комиссиею».

Далее, с 13 февраля:

«Воспрещается приобретение и принятие в заклад частными лицами от воинских нижних чинов:

а) предметов военного снаряжения и вооружения,

б) всякого рода мужской обуви,

в) одежды военного покроя,

г) партикулярного платья, теплых вещей и белья, снабженными клеймами казенными, Красного Креста и всех вообще лазаретов, устроенных средствами общественной помощи».

С 14 июня того же года:

«1) Воспрещается проживающим и временно находящимся в Харькове и уездных городах Харьковской губернии германским , австрийским и турецким подданным не славянского происхождения:

а) выезжать без разрешения административного начальства из назначенного им места жительства, выходить за черту города и на линию железной дороги,

б) входить без разрешения начальства во всякого рода фабрики и заводы и даже приближаться к таковым,

в) вступать в разговоры с военнопленными, а также и русскими нижними чинами.

2) Воспрещается вести разговоры по междугороднему, а также по городским и уездным  телефонам на немецком и турецком языках.

Продажа и покупка кокаина без рецептов врачей или без каталогов лечебных заведений, подписанных врачами, с 8 августа 1915 года также строго воспрещалась.

Однако уже 3 июля 1916 года этот запрет в Харькове отменили, и кокаин можно было купить свободно. Чтобы предупредить панику среди населения, с 21 августа 1915 устанавливались ограничения и по скупке золотой, серебряной и медной монеты.

С учетом того, что наш город чуть более 100 лет назад был наполнен беженцами, начались спекуляции на аренде жилья. Реакция власти была достаточно жесткой. Уже 5 сентября 1915 года харьковским губернатором Николаем Васильевичем Протасьевым в «Обязательных постановлениях» указывалось следующее:

«Ввиду непомерного повышения цен на наем в городах Харьковской губернии квартир, я на основании 26 статьи «Положения о чрезвычайной охране» издаю в видах урегулирования этого вопроса и облегчения беднейшего населения гор. Харькова и Харьковской губернии нижеследующие обязательные постановления для жителей города Харькова и Харьковской губернии.

1) Цены на квартиры не должны превышать тех, которые были заявлены домовладельцами в податные присутствия на 1-е января 1915 года.

2) Цены на квартиры с отоплением от домовладельцев могут быть повышены на 10% против цен на 1-е января 1915 года.

3) Равным образом может быть повышена на 10% против цен на 1-е января 1915 года плата за квартиры в городе Харькове в таких местностях, где не имеется городской канализации.

Активные боевые действия требовали большого количества оружия. Заказы, которые делало Военное ведомство как внутри государства, так и за границей, не всегда вовремя удовлетворяли растущие потребности армии. В силу этого 24 октября 1915 года харьковскими властями, в частности, предлагалось населению:

1) Добровольно сдать имеющиеся у них винтовки военного образца. Причем лица, не имевшие разрешения на хранение винтовок, при такой добровольной сдаче никакому наказанию не подвергались.

4) За каждую добровольно сданную и вполне исправную единицу оружия выплачивалось: за русскую винтовку ― 20 руб. и за штык к ней ― 2 руб., за иностранную ― 15 руб. и за штык к ней ― 2 руб.

6) Оружие должно быть сдано согласно указанным выше правилам в течении 10 дней с 1 по 10 ноября».

С 24 октября 1915 года повсеместно воспрещалось частным лицам и учреждениям без разрешения содержать почтовых голубей. За разрешением надлежало обратится к Главному начальнику Киевского военного округа.

В наше время цены на жилье и продукты питания растут постоянно и непомерно. На вопрос: «С чем это связано?» ответ всегда один: «Время сейчас такое. Ведь у нас война идет». Однако и 100 лет назад наш город был прифронтовым. Как же тогда боролись с повышением цен?

Уже 15 января 1916 года были изданы новые распоряжения, гласившие следующее:

«В видах борьбы с непомерною дороговизною жизни в переживаемое нами военное время и в развитие изданных ранее обязательных постановлений я издаю ныне нижеследующие постановления:

1) ВОСПРЕЩАЕТСЯ всякого рода чрезмерное повышение цен на продовольственные продукты, лечебные товары, предметы, необходимые для военного ведомства, и иные предметы жизненной необходимости, а также воспрещаются всякого рода действия, направленные к такому повышению цен, как равно и устройство с этою целью всякого рода стачек торговцев и промышленников.

2) Владельцы оптовых и крупных магазинов при продаже товаров обязаны по требованию покупателей выдавать каждый раз счет на приобретенный товар без добавочной оплаты каких-либо накладных расходов, за исключением установленного гербового сбора.

С 15 февраля 1916 года все домохозяева в сельских местностях были обязаны немедленно сообщать о всяком вновь прибывшем лице сельскому старосте. А последнему вменялось в обязанности сразу докладывать об этом ближайшему становому приставу или уряднику.

До начала Первой Мировой войны в нашем городе на улицах часто можно было услышать немецкую речь. Однако с 16 апреля 1916 года в языковом плане жизнь Харькова изменилась до неузнаваемости.

«ВОСПРЕЩАЕТСЯ:
1) Употребление немецкого, венгерского и турецкого языков в разговоре в правительственных и частных учреждениях, как между собой, так и с лицами, служащими в сиих местах, а равно на улице, магазинах и во всяком общественном месте.

2) Выставление вывесок торговых предприятий на немецком, венгерском и турецком языках, а равно и всякого рода объявлений и надписей на таковых языках.

Боролись в период войны в нашем городе и с различными паническими слухами. Строжайше было воспрещено с конца декабря 1916 года:

1) Помещение в местных периодических изданиях ложных и преувеличенных известий и слухов, связанных с современным политическим и военным положением, как внутри империи, так и за границей.

2) Оглашение или публичное распространение каких-либо статей или иных сообщений, возбуждающих враждебное отношение к правительству.

3) Всякого рода восхваление преступного деяния, равно как распространение или публичное выставление сочинений, либо изображений, восхваляющих таковое деяние».

Ясное дело, что это далеко не все правила ― если размещать их в полном объеме, это превысит размеры нескольких десятков статей. Однако даже благодаря этим сведениям мы с вами можем узнать, какой же была жизнь в прифронтовом (как и сейчас, кстати) родном и любимом Харькове…

Специально для Харькова манящего и nakipelo.ua — Антон Бондарев
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Все самое интересное только начинается.