В Чукоккале кумира харьковцев рисует харьковец

Далекая зима 1914 года. Кумир харьковцев, Федор Шаляпин, приезжает к великому харьковцу, Илье Репину, в его усадьбу в Куоккале (Великое княжество Финляндское).
В № 8 журнала «Огонек» за 1914 год об этом приезде находим следующее:

«Несколько дней масличной недели гордость и слава русского вокального искусства, Федор Шаляпин, провел в гостях у знаменитейшего русского художника Ильи Ефимовича Репина, на его даче «Пенаты» в Финляндии…
..Наши фотографии лучше всяких описаний рисуют зимнюю деревенскую идиллию двух знаменитых современников.»

12509495_1649478615269476_436867797137772066_n
(по фотографии для «Огонька» К.Булла и М.Никитина)»
Именно тогда Илья Ефимович приступил к созданию великолепнейшего портрета Федора Шаляпина.
Однако, следует заметить, что только благодаря чудом сохранившимся старым фотографиям и любопытству тогдашних, вездесущих журналистов мы можем с вами иметь представление о том, каким желал изобразить великий харьковец любимца и кумира харьковцев. Сама же история этого портрета крайне непроста и интересна.

12492046_1649478571936147_6625495342321351841_o
О ней мы можем узнать из записей близкого друга и соседа Репина — Корнея Ивановича Чуковского. Он оставил об этой встрече и портрете Шаляпина не менее великолепные, чем фотографии, воспоминания.
«…Вчера в 12 ч. дня — приехал Шаляпин, с собачкой и с китайцем Васильем. Илья Ефимович взял огромный холст — и пишет его в лежачем виде. Смотрит на него Репин, как кошка на сало: умиленно, влюблено. А он на Репина — как на добренького старикашку, целует его в лоб, гладит по головке, говорит ему баиньки…
Утром зашел к Илье Ефимовичу — попросить, чтобы Вася отвез меня на станцию. Он повел показывать портрет Шаляпина. Очень мажорная, страстная колоссальная вещь. Я так и крикнул: А!
— Когда Вы успели за три дня это сделать?
— А я всего его написал по памяти: потом с натуры только проверил».
Позднее, в 1917 году, Корней Иванович ненадолго вновь приехал в Куоккалу и навестил Репина.
Илья Ефимович с радостью показал ему свои новые картины: «… он (Репин) вытащил несуразную голую женщину, с освещенным животом и закрытым сверху туловищем. У нее странная рука — и у руки Собачка. Ах, да ведь это шаляпинская собачка! — воскликнул я.
— Да, да… это был портрет Шаляпина… Не удавался… Я вертел и так и сяк… И вот сделал женщину. Надо проверить по натуре. Пуп велик..»
В 1926 году сам Репин вспоминал :
«Мой портрет Шаляпина уже давно погублен. Я не мог удовлетвориться моим неудавшимся портретом. Писал, писал так долго и без натуры, по памяти, что, наконец, совсем записал, уничтожил; остался только его Булька, так и пропал большой труд».

12493828_1649478618602809_6462710183332334852_o
Гости Репина в «Пенатах». 1) И.Е. Репин. 2) г-жа Нордман-Северова 3) Ф.И. Шаляпин 4) проф. В.В.Матэ 5) С.Ю. Жуковский 6) скульптор Н.Л. Аронсон

Важно заметить, что судьба этого изначально удачно начатого портрета характерна для многих поздних работ Репина. Ведь, как известно у Ильи Ефимовича был крайне сложный характер.
Но что же все-таки такое «Чукоккала»?!
Все дело в том, что в Куоккале Корней Чуковский жил около 10 лет.

886882_1649478565269481_2411181883573516688_o
Ф.И Шаляпин помогает разгребать снег у дома Репина.

Именно язвительный друг и сосед Чуковского Илья Репин придумал слово «Чукоккала» (от сочетания слов Чуковский и Куоккала). Однако Корней Иванович не обиделся. Наоборот, «Чукоккала» стала названием рукописного юмористического альманаха, который Корней Иванович вёл до последних дней своей жизни…

12485958_1649478568602814_5161631184923674902_o

Вот такие они, великие гении харьковцы. Смотрящие на великих певцов «как кошка на сало» и придумывающие «новые» названия населенным пунктам.

21596_1649478611936143_667073809331884881_n

Специально для фундации «Харьков Манящий» — Антон Бондарев.
Не придумываете Харькову легенд. Вы и так живете в живой легенде.
Ведь все самое интересное только начинается.