«Будущий украинский Чикаго» — Теодор Драйзер о путешествии в Харьков, часть 2

В первой части статьи о путешетсвии Теодора Драйзера в Харьков мы описывали впечатления писателя об украинской опере и театре. На второй день Драйзер посетил Электромеханический завод и выставку украинского искусства в еще недостроенном Госпроме, на которой он едва не купил картину известного харьковского художника.

«17 декабря 1927 г.

Утром пришел наш гид, и мы отправились на очень хорошем авто к Электромеханическому заводу на окраине города. Тем временем потеплело и город заполнил туман. По дороге я узнал о Харькове больше. Мы проехали по нескольким широким улицам с прекрасными домами и новыми зданиями. Потом мы пересекли район с очень симпатичными новыми рабочими домами из красного кирпича, в один и два этажа.

Один из уцелевших коттеджей для рабочих и служащих (1923-1924 гг., арх. Виктор Троценко), пр. Московский 143

Харьков, как и любой другой столичный город, столкнулся с жилищной проблемой, город вырос с 200 000 до 450 000 человек за последние десять лет. Завод, который мы посетили, самый большой, из которых я видел. До революции это был немецкий завод в Риге. Его перенесли на новое место и вновь отстроили в Харькове. На заводе работают 4000 рабочих и 1000 сотрудников и инженеров. 400 рабочих — женщины. В связи с тем, что заказы приходят быстрее, чем ожидалось у них закончилось сырье и в настоящее время работает только одна смена. Но никто из сотрудников не уволен. В государственных отраслях возможно переместить рабочих с одного предприятие на другое, когда возникают временные проблемы. В настоящее время завод работает только на четверть своей мощности. Он производит продукции на 15 миллионов рублей в год с планом на будущее в 40 миллионов. Технический директор, литовский инженер, обнял нас, он ответил на некоторые мои вопросы, например, о высокой стоимости производства в России. Он сказал, что она дороже не более чем на 100%, и объясняется это не только высокой зарплатой и социальными пособиями, которые предоставляют рабочим, но и более низким темпом работы, который скорее бережет, чем преждевременно изнашивает их здоровье. Он считает, что производство при расчете на 1 человека тут дешевле на 30%, чем в Америке.

Электромеханический завод

Когда мы шли по большому цеху, отметили высокие краны и новые немецкие станки для изготовления инструментов и изоляционных материалов. Вокруг нас собралась толпа рабочих. Они хотели узнать об Америке. Когда они услышали, что заработная плата и условия жизни там настолько хороши, они преданно объяснили, что здесь рабочий лучше защищен, получает бесплатную медицинскую помощь, дети женщин-работниц находятся в заводских детских садах. Один рабочий активизировался и сказал, что мы не должны верить, что условия рабочих хороши, живут они очень плохо, у них вообще нет свобод, они не могут открыть рот для критики и так далее. Другие рабочие были очень недовольны этим выпадом, но наш гид заметил, что этот рабочий похоже, не побоялся открыть рот, чтобы критиковать. Когда мы пошли дальше, двое рабочих побежали за нами и объяснили, что этот рабочий немного не в себе: «Видите ли, — говорили они, в любой семье не без урода».

В Советском Союзе насчитывается 27 таких заводов, входящих в состав Государственного Электротраста. Заработная плата колеблется от 100 до 150 рублей для квалифицированного персонала, женщины за станками на сдельной работе получают около 55 рублей, а более высококвалифицированные женщины получают от 70 до 80 рублей. Многие из рабочих, например, те, кто находится в литейном цехе, получают отпуск в 1 месяц, а завод закрывается на 2 недели в год во время общего периода массовых отпусков.

Я спросил у директора его личное мнение о советской системе — нужно ли её модернизировать со временем? Он ответил, что уверен, что не нужно, так как ощущалась постоянная забота, рабочие поддерживали его, и он не видел причин, по которым нужно менять систему. Тем не менее, он сказал, что не является членом партии и не видит причин в неё вступать, так как удовлетворен своим материальным положением и условиями работы. Он сказал, что платит 40 рублей за свою двухкомнатную квартиру, но рабочий заплатит, пожалуй, 5 рублей за такую же, потому что его заработная плата намного ниже.

Затем мы отправились в детский сад для детей рабочих, который примыкал к заводу. Здесь условия для детей грудного и старшего возраста казались совершенно идеальными, как в образцовом детсаде в Москве. Матери приходят в рабочее время, чтобы покормить своих младенцев, работая 6 вместо 8 часов. Идея замечательная, но я не особо хочу смотреть на детские сады…

Наш гид приехал и отвез нас на выставку украинского искусства, которая проходила в новом здании, в котором будут расположены офисы крупных государственных промышленных трастов. Мы ехали к нему на санях по широкому бульвару и в конце прибыли на большую площадь, где увидели новое серое 8 или 10-этажное здание. Оно выглядело так, будто было вывезено из Нью-Йорка и поставлено здесь, на заснеженных равнинах. Здание произвело огромное впечатление: оно, казалось, символизировало индустриализацию.

Внутри еще не провели отопление, и белые стены блестели от инея… Сама выставка также была неожиданно захватывающей. Здесь были представлены действительно прекрасные картины и скульптуры, картины были «живыми», «молодыми» и сильными. Мне очень понравилась маленькая картина лесной сцены, написанная насыщенными зелеными красками с небольшим красным «всплеском». Художник А. Симонов, называлась она «Чтение письма», поскольку маленькая красная фигура сидела на открытом месте в лесу. Мне выставили цену в 350 рублей за нее и сказали, что отправят позже информацию о художнике, а также о некоторых чашах и вазах, которые я хотел купить.

Картина Александра Симонова из музея ХГАДИ. В 1943-1944 гг. он будет занимать пост ректора Харьковского художественного института

Было несколько залов, посвященных архитектурным планам и чертежам строящихся зданий в Харькове, а также проектам на будущее. Здесь город грезит прекрасными мечтами; это новое здание является только первым из числа, которое будет построено вокруг площади, одним из которых станет штаб-квартира правительственных ведомств. Чертеж всего проекта, безусловно, замечателен. Легко поверить, что через десять лет в Харькове будет украинский Чикаго.»

Специально для Харькова Манящего — Иван Пономаренко.

Любите город и он ответи Вам взаимностью. Всё самое интересное только начинается.