Харьковские овчарочки. Или страшные воспоминания Людмилы Гурченко

10923258_1581836335367038_1819370863259330673_n

Семья Людмилы Гурченко не покинула наш город в годы войны. Поэтому сполна познала ужасы первой и второй немецкой оккупации. Настало 23 августа 1943 года — Харьков наконец-то освобожден. Что же запомнилось тогда 7 летней Людмиле Гурченко?..

«В Харьков стали возвращаться из эвакуации — и не только харьковчане, но и жители других городов. Всех надо было обеспечить жилплощадью.На оставшихся в оккупации смотрели косо. Их в первую очередь переселяли из квартир
и комнат на этажах в подвалы. Мы ждали своей очереди.
В классе вновь прибывшие объявляли оставшимся при немцах байкот. Я ничего не понимала и мучительно думала: если я столько пережила, столько видела страшного, меня,
наоборот, должны понять, пожалеть… Я стала бояться людей, которые смотрели на меня с презрением и пускали вслед: «Овчарочка». Ах, если бы они знали, что такое настоящая немецкая овчарка. Если бы они видели, как овчарка гонит людей прямо на смерть, прямо в
душегубку… эти люди бы так не сказали… И только когда на экранах пошли фильмы и хроника, в которых были показаны ужасы, казни и расправы немцев на оккупированных
территориях, эта «болезнь» постепенно стала проходить, уходить в прошлое.»

Источник:
Людмила Гурченко, «Аплодисменты» (автобиография).

Специально для Харькова Манящего — Антон Бондарев
Любите свой город.