Харьковский поэт, сатирик и баснописец начала XIX века

Многие считают, что харьковская литература начала формироваться к середине XIX века, причисляя к одним из её пионеров Григория Квитку-Основьяненко. Однако, более чем 200 лет назад в Харькове жили и творили и другие харьковские литераторы, о которых просто невозможно не вспомнить.

Например, Нахимов Аким Николаевич. Сведения о нём, в частности, можно найти в книге Николая Гербеля “Русские поэты в биографиях и образцах”, изданной в Петербурге в 1880 г. а также в собраниях его сочинений.CropperCapture[1]

Родился Аким Нахимов в 1782 г. в отцовском имении в Богодуховском уезде. Воспитывался в московском пансионе, по окончании которого поступил на военную службу в Мариупольский гусарский полк, которую, впрочем, вскоре оставил и определился по статским делам в Петербурге. В 24 года (1806 г.), вскоре после основания Харьковского университета, Нахимов возвращается на родную землю и поступает на словесный факультет. С университетским периодом Нахимова связывают большинство его стихотворений, многие из которых носили ироническо-сатирический характер. Вот так он обращается к столяру по случаю окончания университета:

Невежды, прочь! А ты, дедалов правнук, Блюм,
В столярном мастерстве яви свой дивный ум:
Сооруди ковчег красивый и огромный,
И что всего важней, столь крепкий и укромный,
Чтоб время и потоп, огнь, буря, град и гром
И крысы не могли мой повредить диплом.

25889

В 1809 г. были учреждены экзамены на граждански чины и Нахимов становится преподавателем курсов грамматики для чиновников в Харьковском университете. Примерно в это время он написал свою знаменитую Элегию-Сатиру, которая сделала его «известным во всех концах русского царства” (цитата из книги).
Преподавание Нахимова заключалось в частности тем, что он занимал своих чиновных учеников писанием на доске стихотворения “Похвала гусиному перу”. Перед пером, подьячие, в знак благодарности, должны преклонять свою голову. Также они должны были писать басню «Дьяк и нищий»:

Дьяк и нищий

Придрался к нищему старинный, пьяный дьяк,
«Ноздря твоя гласит, что нюхал ты табак;
И если на тебя пойду в приказ с доносом,
По «Уложенью» ты проститься должен с носом,
Так если нужен нос тебе для табаку,
Отдай котомку мне, лохмотья и клюку.

i_012

Нахимов не был снисходителен к своим слушателям, и, несмотря на важность занимаемого места, требовавшего строгой сдержанности, позволял себе глумиться над ними. Будущих чиновников он заставлял спрягать глаголы “брать” и “драть”, как бы намекая на то, что им придется делать на службе. Впрочем, как отмечается в книге, слушатели относились к выходкам Акима Николаевича с терпением, находя, что чтения его были полезны и удобны для “легкого уразумения”. В 1811 г. Нахимов оставил преподавание в Харькове, так как жил в имении и ему надоело делать каждый раз по 50 вёрст в город и обратно. До конца жизни он занимался сочинением басен и других сатирических стихотворений. Скончался Аким Николаевич рано, в 1815 г., от чахотки. Сочинения Нахимова издавались 7 раз – в 1815 (в Университетской типографии), 1816, 1822, 1841, 1849 и 1852 г. Сведений о переизданиях в XX-м веке найти не удалось. О Нахимове, похоже, забыли. Портретов его также не получилось отыскать.
Как писал о Нахимове «Украинский вестник» в 1816 г. (этот журнал выходил при Харьковском университете с 1816 по 1819 гг.), “пороки, которые он разил, по гнусности своей разнообразны до бесконечности”, поэтому для того чтобы не оскорбить тонкого чувства людей образованных, требовалось немалое искусство.
Талант Акима Нахимова был хорошо оценен современниками – и совершенно незаслуженно забыт нынешним поколением. Давайте же почитаем этого харьковского Крылова и Фонвизина в одном лице:

К модным женщинам

О жены модные! Несносен вам Поэт
Однако и ему в вас право нужды нет:
Лишь Грации его и Музы восхищают,
А куклы не прельщают.

Пчела и оса

Оса Пчеле так говорила:
Давно во мне ты зависть возбудила,
Наш род везде гоним;
Ваш род везде любим,
Хоть также вашего боится всякий жала,
И лучше нас еще умеете язвить! —
Не спорю, что язвим, пчела ей отвечала;
Но медь любя, нас можно ль не любить?

Пчела — то критики полезной сочинитель;
Оса — безмозглый шпынь, завистливый хулитель.

К набеленной кокетке

Кто набелил, тебя, Ветрана? – Кто? – Амур. –
Возможно ль! Бог любви стал ныне штукатур?

Скачать собрание сочинения Акима Нахимова можно здесь:
https://goo.gl/KElzZi

Издание 1822 года было оцифровано Google, и находилась в собрании библиотеки Колумбийского университета в Нью-Йорке.

Специально для Харькова Манящего — Иван Пономаренко.
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Всё самое интересное только начинается.