Харьковские кавалергарды

Думаю, многие помнят «Песенку кавалергарда» из популярного в свое время кинофильма «Звезда пленительного счастья»:

«Кавалергарда век недолог,
и потому так сладок он.
Поет труба, откинут полог,
и где-то слышен сабель звон.
Еще рокочет голос струнный,
но командир уже в седле…
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!»

Граф Лев Николаевич Толстой в своем романе «Война и мир» ярко и живо описал атаку кавалергардов в сражении под Аустерлицем в 1805 году:

«…Ростову все слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу. Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «Марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и все-таки не успел миновать их…
…Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев-людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей, юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек…»

Известные художники-баталисты, среди которых был и Николай Семенович Самокиш, также не обошли вниманием это воинское подразделение.

Это не удивительно, ведь кавалергарды, появившиеся в 1724 году в качестве почетного конвоя императрицы Екатерины I, со временем стали одной из привилегированных гвардейских частей императорского двора. Правда, до 1917 года данное воинское формирование несколько раз распускалось и видоизменялось. Так, до 1800 года капитаном кавалергардского полка числился правящий монарх, звания выше капитанского не было. Держали также кавалергарды и внутренние караулы на территории императорского дворца, будучи одним из элитных полков в армии, комплектовавшимся в основном из высшей аристократии. Конечно же, такая близость ко двору позволяла многим из кавалергардов сделать успешную карьеру. С нашим любимым городом и краем также связанно немало кавалергардских историй, да и наших земляков в кавалергардском полку служило достаточно.

Начнем с того, что первым его командующим в период с 5 июля 1762 по 30 декабря 1764 года был двоюродный брат императрицы Екатерины І, граф Иван Симонович Гендриков. Оказался он на этой должности потому, что другая императрица (Екатерина II) по вступлении на престол пожаловала лейб-кампанцев в кавалергарды, ну а своего преданного родственника назначила шефом Кавалергардского корпуса. По словам современников, Иван Симонович ни умом, не образованием не отличался, зато имел прямодушный и благородный характер. Через два года, 30 декабря 1764 г., императрица подписала указ Сенату об увольнении со службы графа Гендрикова, гласивший следующее:
«Генерал-аншеф граф Иван Гендриков, в поданном нам прошении прописывая, что он по причине умножившегося на нем великого долгу не в состоянии себя содержать здесь без крайнего себе разорения, просил нас для поправления домашнего его состояния об увольнении его из службы. Мы, входя в его и многочисленной его фамилии обстоятельства, особливо же уважая всегдашнюю его к нам усердную преданность и верную службу, всемилостивейше на его прошение снисходим, увольняя его от всех дел, и на оплату долгов его жалуем ему 30 тыс. руб.».

После отставки граф Иван Симонович жил в своих обширных владениях на Слободской Украине. Скончался первый шеф кавалергардского полка 5 мая 1778 года и был похоронен в сооруженной им же Успенской церкви в слободе Рубежной.

Другие представители прочно пустившего свои корни на наших землях рода графов Гендриковых  также проходили свою службу в этом воинском подразделении. Так, с 1826 по 1832 годы в кавалергардском полку служил правнук Ивана Симоновича, граф Александр Иванович Гендриков. Выйдя в отставку, граф отдал себя служению нашему краю и городу. На протяжении нескольких лет он был почетным попечителем Харьковской гимназии, членом комитета об устройстве города Харькова, попечителем сводной конюшни (1837—1841 гг.), членом Харьковского статистического комитета, а также членом совета Харьковского института благородных девиц по хозяйственной части.

В 1849 году его 24-летний старший сын, граф Александр Александрович Гендриков, будучи поручиком кавалергардского полка, был смертельно ранен на дуэли и через некоторое время похоронен в родовой усыпальнице имения Графское.

Куда более  удачно сложилась судьба второго сына графа, Дмитрия Александровича. Буквально через год службы в рядах кавалергардов он был назначен в 1851 году адъютантом к командующему главной квартирой князю Орлову. Затем стал поручиком, принимал участие в Кавказской войне и подавлении польского восстания. И в итоге 4 ноября 1896 года был  произведен в генерал-лейтенанты и уволен от службы с мундиром и пенсией. Его сын Василий Александрович также служил в кавалергардском полку и сделал немало для Волчанского уезда.

Думаю, что мало кто из любящих прошлое нашего края не слышал о Воине Дмитриевиче Задонском, который стал после смерти Андрея Донец-Захаржевского владельцем прекрасной усадьбы в Великом Бурлуке. Так вот, все его пятеро сыновей по окончании учебы в Пажеском корпусе служили и занимали различные должности в кавалергардском полку.

Хотя больше всех в Харькове знают и любят по сей день другого бывшего кавалергарда. Это и неудивительно, ведь благодаря поддержке и стараниям графа Николая Владимировича Клейнмихеля появилась прекрасная книга «Старинные усадьбы Харьковской губернии». Кстати, самое известное фото графа ― то, где он изображен в парадном мундире кавалергарда.

Попадали бывшие кавалергарды и в различные «темные» истории. Так, в 1807 году в кавалергардском полку служил корнетом сын уроженца острова Корфу Яков Николаевич Булгари.  После выхода в отставку в 1817 году граф Булгари поселился в своих богатых владениях, расположенных в Одессе и Слободско-Украинской губернии. И стал активно выделять большие финансовые средства на закупку военного снаряжения для  участников борьбы за освобождение Греции от Османской империи. Деньги восставшим он передавал через харьковских и одесских греков. Также состоял граф членом тайного общества «Филики этерия», целью которого было создание независимого греческого государства.

В 1821 году под руководством этнического грека и генерала российской империи Александра Константиновича Ипсиланти на территории нынешней Румынии и Молдавии началось  национальное восстание, закончившееся неудачно.
А через некоторое время в апреле 1825 года в Харьков по высочайшему повелению самого императора были командированы генерал Шеньшин и действительный статский советник Дашков  для производства выемки бумаг графа Булгари, а также выяснения его роли в участии в восстании Ипсиланти. По итогам их расследования, а также в силу подозрений в причастности к движению декабристов 24 декабря того же года бывший кавалергард граф Яков Николаевич Булгари был арестован в Харькове и доставлен в Петербург, а через некоторое время переведен в камеру Петропавловскую крепости. Летом 1826 года Булгари помиловал император Николай I, а через год граф умер в своем имении в Ромнах.

Естественно, это далеко не все истории слобожан, служивших в кавалергардском полку. Так что тех, кому текст понравился, могу порадовать ― продолжение обязательно последует.

Специально для Харькова манящего и nakipelo.ua — Антон Бондарев.
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Все самое интересное только начинается.