Харьковская Голгофа. Часть 1

10462549_1565016083715730_2206602924994681323_n

«Ах! Оставьте меня!! Я согрешил против человечества!!»
Когда речь заходит о репрессиях советской власти против христиан и церкви. Когда речь заходит о священниках и верующих, принявших венец мучеников… Что мы знаем при этом о Харькове?
Между тем Харьковские тюрьмы 20-годов прошлого столетия были переполнены католическими священниками, которых привозили со всей Украины. Палачи из органов гос. безопасности не жалея сил зверски пытали и выбивали признания из «шпионов Ватикана» и «агентов польской разведки». Судебные процессы против католиков имели специальные названия «групповое дело о контрреволюционной организации католических священников на Украине» или «дело ксенздов». И активно освещались в Харьковской прессе того времени.
Одной из наиболее тяжелых и трагичных историй Харьковской голгофы является вот эта, случившаяся ровно 90 лет назад

10930185_1565016087049063_3777499583954953673_n

В 1924 году в тюрьме нашего города содержался настоятель Житомирского кафедрального собора — священник Андрей Федукович 1875 года рождения.
Не выдержав измывательств и измождённый допросами, отец Андрей под диктовку работника ГПУ в тюрьме города Харькова пишет открытое письмо к Папе Римскому с утверждением, что «в СССР не существуют гонения на Католическую Церковь, а священники арестовываются за свою политическую и шпионскую в пользу Польши деятельность а не за религиозные убеждения».
16 ноября 1924 это письмо было опубликовано во всех газетах советской прессы.
В состоянии сильнейшего нервного расстройства отца Андрея освобождают из тюрьмы и он возвращается в Житомир.
Где 4 марта 1925, исповедавшись о. Станиславу Яхневичу, обливает себя керосином и поджигает.
Прихожанам, пытавшимся его спасти, он кричал: «Ах! Оставьте меня!! Я согрешил против человечества!!»
Он пылал, как факел. Сгорая, сколько держали ноги, ходил по горе, выкрикивал сквозь огонь слова молитвы. Крестил себя огненным перстом. Люди на руках отнесли Федуковича в больницу Красного Креста. Главный врач больницы — выдающийся хирург Александр Федорович Гербачевский, видя что священник испытывает неописуемые мучения, пытался облегчить его страдания, но Федукович отказывался от лечения и обезболивающих препаратов. «Я хочу умереть в муках, как Иисус», — шептал он обугленными губами.
Когда священник умер — хоронить его вышел весь Житомир…

Специально для Харькова Манящего пропускал все через себя и сходил с ума, работая над документами допросов..
Антон Бондарев
Цените то, что имеете и берегите друг друга.