“Ванько”- извозчик.

В дореволюционном Харькове, судя по путеводителю 1915 года, действовало около 3500 извозчиков. Главным образом они были одноконные (2 пассажира), пароконных (3 пассажира макс.) было мало. Запуск трамвая сильно сократил количество извозчиков, поэтому можно предположить, что к открытию трамвая в 1906 году на примерно 270 тыс. населения было около 5 тыс. частных извозчиков.

 

Сани на Университетской улице

Лучшие извозчики ездили на камерных резиновых шинах, притом за дополнительный комфорт приходилось доплачивать более чем в три раза, чем за проезд на повозке с колёсами без шин или на санях зимой. Промежуточным вариантом были резиновые шины без камер.
Стоимость проезда была немалой. Как мы видим из таблицы тарифов, поездка от вокзала до Паровозостроительного завода (нынешнего завода им. Малышева) на одноконной повозке с хорошими шинами стоила 1 руб 20 коп. при средней зарплате в 37 рублей в месяц, т.е. зарплата была эквивалентна 30 поездкам.
Стоимость проезда на 1915 г.
Естественно, как и сейчас, в первый день Пасхи, на Рождество Христово (которое до 1918 года праздновалось всеми христианами 25 декабря), а также на Новый год — такса увеличивалась в два раза. За лишнего пассажира также полагалась приплата.
Извочзики возле здания по Сумской, 3. Ориентировочно конец 1920х / начало 1930х. Обратите внимание на шины.
Стоит отметить, что закрытые кареты в извозе были тогда не приняты, да и вообще, изображений каких-либо закрытых карет на старых харьковских фото мы пока не находили. Защита от плохой погоды заключалась в небольшом откидном верхе, который прикрывал по сути только плечи и голову пассажиров. Если ветер с дождем дул в лицо, не защищал и откидной верх. Извозчик был открыт полностью – ему доставались все прелести погоды и брызги от дороги. Называли извозчиков “ванько”. Может, стоит еще сильнее обогатить наш сленг старыми, исконно харьковскими выражениями?
Извозчики у Госпрома
После Гражданской войны едва начавшаяся автомобилизация города еще сильнее замедлилась. Импортные автомобили практически перестали поставляться, а массовое производство собственных автомобилей в СССР удалось наладить лишь в начале 30х. Поэтому у нового здания Госпрома, символа будущего, по старинке стояли извозчики, с резиновыми и деревянными шинами, в то время как на фото американских городов конца 1910х увидеть лошадь в городском потоке уже очень тяжело.