О Харьковской долгожительнице 137 лет от роду и загадочной «Wunderfrau»

Слобожанщина ― земля легенд и преданий. Подобно величественной симфонии звучат во Вселенной биографии наших земляков, становясь частью истории.

Харьковские долгожители ― что знаем мы о них? Ведь они и по сей день являются объектами внимания журналистской братии. Сейчас это в основном те, кто ухитрился дожить до 100 лет. Однако раньше было немного по-другому…

В № 40 одного очень популярного журнала за 22 октября 1881 года можно обнаружить небезынтересный материал, связанный с нашим любимым городом.

«Редкая долговечность.
Недавно в Харькове умерла старушка Санжарова, на 137 лет от роду. Несмотря на глубокую старость, она, по словам газеты, до смерти сохраняла некоторую бодрость, силу и память. Санжарова родилась в начале царствования Елизаветы Петровны. Покойница хорошо помнила уничтожение Запорожской Сечи Потемкиным-Таврическим, падение Польши, двенадцатый год и другие события; она также помнила, как на Московской улице, в Харькове, покупались дома за несколько десятков рублей ассигнациями и девушки-невесты ходили в одних длинных рубашках, подпоясанные тесьмой».

Кто знает, правда это или нет, было ли так на самом деле? Ведь люди тогда, как и сейчас, покупали газеты и охотно верили всему, что в них написано.

Благодаря этому история о старушке Санжаровой стала одной из реальных легенд Харькова.

А вот в июльском номере журнала за 1882 год можно обнаружить также весьма занимательную заметку, связанную с волшебством.

«По словам «Харьковских Ведомостей», в пяти верстах от Сум, в хуторке Липский, появилась местная «Wunderfrau». В хуторке этом искони проживает «бабушка» (так зовут ее все) Прасковья Назарьевна. Бабушке, при весьма миловидной наружности, около 40 лет. В настоящую минуту хуторок Липский сделался настоящей лечебницей: все хатки заняты пациентами, и многие ждут очереди, благо курс лечения непродолжителен — всего от трех до 12 дней. За бабушкой числится случай исцеления одного барина, приговоренного к смерти всеми заграничными знаменитостями-врачами. Бабушка, между прочим, обладает свойством, которого, кажется, недостает вообще докторам: если бабушкина диагностика не разрешает вопроса о роде болезни предстоящего пациента, то бабушка напрямки говорит: «не могу лечить — езжайте к доктору».

Но случаи эти редки. Как образчик оригинальной беседы бабушки-доктора с пациентами, корреспондент приводит случай с одним своим знакомым. Знакомый этот, несколько лет лечившийся безуспешно от какого-то «недоразумения» в желудке, обратился, наконец, к бабушке. Бабушка, после весьма внимательного осмотра, порешила, что он вылечится в три дня.

― Да что у меня за болезнь? ― спрашивает пациент.
― У вас фонталъ опустився.
― Что за фонталъ такой?
― Ну, по-вашему нерва.

Знакомый решил отдаться на три дня в руки бабушки. Бабушка никуда не ездит, и хотя дает желающим лекарства на дом, но отвечает за верный исход лечения только пациентам, находящимся у нее под руками, т. е. в хуторке Липский».

Насколько успешно прошло исцеление знакомого корреспондента, история, однако, умалчивает.

Куда как интересней и загадочней для нас является использование автором немецкого слова «Wunderfrau», означающего не что иное, как «целительница/знахарка». Почему именно оно было применено к слобожанской «бабушке»? Насколько массовым употребление сего слова?

Говорит ли это о том, что немецкая культура оказывала влияние на слобожан? Нам пока не удалось получить достоверного подтверждения. Хотя, безусловно, ряд гипотез и догадок имеется.

Но можно точно сказать одно — наша реальная история, сохранившаяся, в частности, в таких вот статьях, намного увлекательней, чем придуманная.

Cпециально для Харькова манящего и nakipelo.ua — Антон Бондарев
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Все самое интересное только начинается.