«Земли Бурлуцкие считаются самыми благодатными в краю…»

Заключительная часть о нашем путешествии по прекрасной Слобожанщине. Начало можно посмотреть здесь и здесь.

Выехав из того, что раньше называлось усадьбой Бекарюковых в Васильевке, мы направились в конечный пункт нашего путешествия ― Великий  Бурлук. В середине XIX века писали, что «земли Бурлуцкие считаются самыми благодатными в краю». То ли из-за этой неясной благодати, то ли «во искупление грехов отцов наших» усадьба Задонских каким-то немыслимым чудом сохранилась.

Земли в окрестностях нынешнего Великого Бурлука перешли в поместье полковнику Константину Григорьевичу Донцу и были утверждены за его сыновьями царской грамотой 1693 г. в награду «за многие службы деда их полковника Григория Донца и за службу и смерть отца их Константина Донца», убитого в сражении с азовскими татарами.

После брака Елизаветы Андреевны Донец-Захаржевской с генерал-лейтенантом, участником войн против Наполеона Воином Дмитриевичем Задонским имение перешло к семье Задонских. Вот как описывает сие имение Григорий Лукомский в своей книге:

«Деревянный дом начат постройкою им же, окончен генералом Воином Дмитриевичем

Задонским (около 1835 года), женатым на Елисавете Андреевне Донец-Захаржевской, дочери строителя церкви. Дом начат был постройкою еще при жизни отца Андрея Яковлевича — Якова Михайловича… Общий план усадьбы нетрудно уловим. Прямо против дома, продолговатого и сравнительно большого, по оси с ним, но вдали на холме, на виду — храм. Очевидно, место, удачно выбранное, было взято в зависимости и от дома. Дом и храм — две конечные точки оси. По этой линии расположены и въездные ворота, каменные, немного грубоватые, но типичные.

Налево от них кордегардия (готическая). Вблизи дома направо – оранжерея (под углом к основной оси), а слева – всякие службы. Позади дома прекрасный сад. Прежде въезд в усадьбу и был через ворота, так как здесь пролегает до сих пор, уже теперь потерявший значение, почтовый шлях. Позже, с проведением железной дороги – въезд в усадьбу ближе, устроили ворота сбоку, и вот приближающемуся обозревателю уже не удается испытать того впечатления, которое испытывали подъезжавшие к усадьбе со стороны большака… Дом производит впечатление каменного, так идеально пригнаны доски обшивки, такой подобранный чистый лес был использован для нее. Единственным его украшением является портик. Колонны его поставлены на высокий пьедестал. Посредине помещен балкон. Фронтон образован прекрасными линиями карнизов с модульонами. Фриз идеально расчленен триглифами. Все профили двухэтажного дома нарисованы деликатно и не только правильно, но даже образцово. Оригинальною деталью являются ставни-жалюзи, почти никогда не бывшие в употреблении в наших постройках и явно занесенные из Парижа или из Италии. По верху дома в виде аттика тянется железная, хорошего рисунка, балюстрада. Тоже железная, но еще более тонкая, слегка готическая по стилю балюстрадочка балкона поставлена между колонн. Все так просто, гладко, спокойно, что даже окна обрамлены самыми простыми, гладкими наличниками. Только на боковых частях дома наличники окон второго этажа богаче: с карнизом наверху и с балясинами снизу… Цоколь этих частей разрустован таким образом, что над окнами получены прекрасно нарисованные перемычки с замками.

Очень эффектен вид на колоннаду портика вблизи, когда видна нижняя сторона террасы, обработанная кессонами. Великолепен импозантный подъезд, помещенный в нише с колоннами позади колонн портика. Если смотреть, поднявшись на ступени подъезда, то отсюда открывается прекрасный вид на сад, цветник и церковь вдали, среди как бы расступающихся деревьев въездной аллеи. Фасад со стороны сада также очень гармоничен. Здесь портик из колонн и отвечающих им пилястров (лоджии нет) имеет несколько другой вид, нежели со стороны въезда, т. к. цоколь ниже. Окна все с наличниками. Нет окон антресолей – и гладкая стена прекрасно гармонирует с белым портиком. Боковые части украшены тройными «венецианскими» (вернее, виченцкими, палладиевскими) окнами, поверх которых – полукружие, обработанное кессончатыми розетками.

Дом окрашен в светло-коричневый тон, прекрасно гармонирующий с белыми колоннами.

Внутри просторные, светлые, но уютные комнаты. В столовой портреты В. Н. Задонского, его жены Е. А. Домовая церковь устроена в 40-х годах. Оранжерея имеет вид двух башен, соединенных собственно теплицами. Очень просты, но милы ее формы…»

Рядом с усадьбой владельцами был воздвигнут прекрасный храм, в дальнейшем служивший им родовой усыпальницей.

«…Высоко на холме, видный отовсюду, расположен Преображенский храм… Церковь Преображения состоит, собственно, из храма, колокольни, соединяющейся с ним колоннады и, кроме того, двух построек служебного характера, расположенных позади алтарной части, на углах участка, занятого церковью. С фасада на колокольню, трехъярусную и довольно стройную, хотя менее удачную, чем остальные части церкви, виден дорический шестиколонный портик с прекрасным фронтоном, а с боков, в профиль видны тоже дорические колонны… Приблизившись к храму, можно вкусить вполне прелесть колоннады портика. Колонны выполнены удивительно тщательно, прочно. Почти за 100 лет не испортилось ни одно барельефное изображение, в метопах карнизы четки и элегантны в своих линиях. Но надо зайти сбоку, чтобы увидеть храм во всем его великолепии. Колоннада бокового портика колокольни переходит в колоннаду, соединяющую колокольню с храмом, и здесь получается вместе с колоннами других рядов, тоже соединяющих храм и колокольню, – целый лес колонн. Прерываясь для того, чтобы дать место окнам храма, колонны снова возникают как боковые (северный и южный) портики храма. Самый храм крестового плана с фронтонами на выступающих частях, перекрыт куполом на высоком гладком барабане, прорезанном полуциркульными окнами, в которые вставлены отличные переплеты. На куполе огромное яблоко с крестом: все просто и внушительно».

Однако не только усадьбой и храмом при ней славилось имение Задонских.

В исследовании протоиерея Н. Лащенкова конца XIX века «Домовые церкви в покоях слободско- украинских дворян-помещиков» есть прекрасная история о церкви в самой усадьбе. «Троицкая церковь в слободе Большой Бурлук, Волчанского уезда. Генерал-лейтенант Воин Дмитриевич Задонский и жена его Елизавета Андреевна, урожденная Донец-Захаржевская, известны были своим богатством, высоким положением в среде дворян и набожностью. Во всех своих поместьях они устроили весьма красивые и богатые храмы и любили сами присутствовать при богослужениях. Приходской храм в честь Преображения Господнего находился вблизи господского дома, но он был холодный, что для жены Задонского, женщины уже немолодой (43 года) и при том слабой здоровьем служило немалым препятствием к посещению храма в зимнее время. Преосвященный Филарет, который питал особое расположение к дому Задонского, впоследствии прошения супруги его от 10 декабря 1849 года, исходатайствовал у Святейшего Синода право (указ Синода от 7 февраля 1850 года № 317) устроить ей в своих покоях домовую церковь. Генеральша Задонская более двух лет употребила на заботы об улучшении убранства церкви…»

…Преосвященный Филарет прибыл в дом Задонских и в честь Святой Троицы освятил эту церковь 29 июля1851 года. При обозрении епархии в каждый проезд свой по Волчанскому уезду он посещал дом Задонских и служил в этой церкви. В ней же в 1855 году, когда скончался муж храмосоздательницы, ветеран 1812 годагенерал Задонский, священник отпел и почтил усопшего надгробным словом. Оставшись вдовою, Елизавета Андреевна более 30 лет жила любовью детей и внуков, укрепляя свою душу молитвой в любимой своей церкви.

Домовая Троицкая церковь существует и в настоящее время, в основном благодаря благочестивому усердию невестки покойной вдовы, жены штабс-ротмистра Екатерины Васильевны Задонской, урожденной Неклюдовой. «По смерти матери моей, ― писала она в своем прошении высокопреосвященнейшему Амвросию, ― дом, в котором с 1851 года существует церковь во имя Святой Троицы, достался мне, и я с особой любовью и благоговением отношусь к этому храму, как к святыне и дорогой памяти матери моей, и потому в настоящем году благоукрасила его и возобновила ризницу; закрыть же ее по смыслу примечания к 49 ст. уст. Дух. Конс., в силу которого существование домовой церкви допускается только до кончины лица, для которого учрежденье оной дозволено, было бы для нас семейным несчастьем, так как все мы, дети  и внуки почившей генеральши Задонской, в количеств 20 душ, привыкли в этой церкви возносить Господу молитвы при наших семейных радостях  и несчастиях. Посему, надеясь на вашу любовь вообще к храмам Божьим, осмеливаюсь просить Ваше Преосвященство дозволить существование домовой церкви на прежнем основании до моей  смерти и тем более, что в слободе Большом  Бурлуке находится два священника, и литургию в домовой церкви могут совершать без ущерба для приходского храма и прихожан. Со своей стороны я обязуюсь содержать домовую церковь в надлежащем благолепии, подобающем святыне».

Высокопреосвященный архипастырь дозволил продолжение существования этой церкви.

Кто знает, была бы судьба последних обитателей усадьбы столь страшна, если бы не эта домовая церковь? Никому не ведомо. В ночь же на 25 ноября (7 декабря) 1918 года в усадьбе произошла кровавая трагедия.

— Задонская (Неклюдова) Екатерина Васильевна, 84 лет;

— Гагарина (Неклюдова) Юлия Васильевна, 73 лет, вдова генерал-майора, сестра Е. В. Задонской;

— Гендрикова (Ширкова) Цецилия Валериановна, 73 лет, вдова ротмистра, подруга Е. В. Задонской;

— Вадбольский Александр Иванович, 53 лет, бывший земский начальник;

— Вадбольская (Задонская) Ольга Андреевна, 55 лет, владелица имения на хуторе Екатериновка;

— Вадбольский Андрей Александрович, 19 лет, студент-правовед;

— Вадбольский Владимир Александрович, 15 лет, студент-правовед

— англичанка и компаньонка Ц. В. Гендриковой, мисс Ли.

По словам моего коллеги по архиву, исследователя Слобожанщины,  кандидата исторических наук Сергея Сергеевича Кушнарева:

«Несчастных привели в домовую церковь, зажгли свечи, приказали стать на колени и молиться, а затем стали рубить шашками. Сотворила все это банда большевика-анархиста Сахарова, наводившего ужас своими зверствами тогда на весь Волчанский уезд. Затем же усадьбу, разгромленную бандитами, на протяжении нескольких дней грабили местные крестьяне…»

Таким образом, как и писала выше Екатерина Васильевна Задонская, домовая церковь действительно просуществовала до самой ее смерти.

Прекрасный Преображенский храм простоял до конца 30-х годов прошлого столетия и был в прямом смысле разобран на кирпичи местным населением.

О самих Задонских и их имении  (от которого сохранился сейчас лишь господский дом) современниками было написано немало. Цитирование их в полной мере в данной публикации заняло бы не одну страницу. В бывшей домовой церкви сейчас находится кладовка. Однако, несмотря ни на что, усадебный дом, с которым связанно столь много славных имен и где произошло такое страшное злодеяние, по-прежнему находится в Великом Бурлуке. Одному только Богу известно надолго ли? Ведь разница между двумя фото ― 1914 и 2017 годов вполне очевидна…

Специально для Харькова манящего и nakipelo.ua — Антон Бондарев
Любите ваш город и он ответит вам взаимностью. Все самое интересное только начинается.